Ген домашней агрессии передают по наследству?


Росбалт.RU, 16.01.10

ВАШИНГТОН, 16 января. Американские ученые выявили ген, ответственный за предрасположенность к насилию над родными и близкими.

Как передает портал «Раут», специалисты из American Institute on Domestic Violence провели исследование среди более 2020 особей обоих полов в возрасте от 18 до 48 лет. Выяснилось, что ген домашней агрессии передается по наследству. При этом, чем старше человек, тем он больше терроризирует родственников и друзей, поделился выводами руководитель группы Энтони Жармэ.

Дело в том, что причины избиения и унижения домочадцев объясняются эволюционными механизмами, в частности, тем, что глава рода отвечал за безопасность семьи и был обязан принять меры для обеспечения защиты супругов, детей и родителей. А сделать это можно было только при беспрекословном подчинении со стороны всех членов семьи. Поэтому чаще всего ген проявляется у мужчин, которые стремятся доминировать.

Ранее сообщалось, что общие дети для состоящих в браке россиян важней сохраняющихся взаимных чувств. Об этом свидетельствует опрос, проведенный Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

Как выяснилось, благодаря детям от развода удержались бы 71% респондентов. Оставшиеся чувства стали бы препятствием для окончательного разлада для 62% опрошенных. Стольких же остановил бы от развода фактор здоровья второй половины.

ВЦИОМ

http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/13062.html?no_cache=1&cHash=2558aa1a5d

Источник: www.gazetaprotestant.ru

19 июля 2020 15:09

Среди обывателей бытует мнение, что алкоголизм и агрессия передаются по наследству. По этому поводу нет однозначного ответа. Ученые периодически проводят исследования, чтобы выяснить, какую ответственность несут гены за наши привычки. В этом материале собраны различные версии специалистов.

Источник:

Начнем с алкоголизма. Врачи считают его хроническим прогрессирующим заболеванием мозга, а не просто вредной привычкой. Его ключевой признак – желание выпивать без какого-либо повода, в любое время суток и без оглядки на общественное мнение. Больной не в состоянии держать под контролем столь сильное влечение.
По мнению руководителя лаборатории молекулярной генетики Национального НЦ наркологии Александра Кибитова, развитие алкоголизма примерно на 60 процентов обусловлено генами, на 20 – особенностями личности и еще на 20 процентов – факторами социума и среды
.
При этом по наследству передается не само заболевание, а предрасположенность к нему
. У мозга таких людей биохимические системы работают со специфическими особенностями. Из-за этого злоупотребление алкоголем может развиваться стремительно.
Ученые отмечают, что с помощью ДНК-диагностики можно выявлять изменения генов, которые несут ответственность за развитие болезни
. Каждый человек способен узнать свою предрасположенность к алкоголизму.
Связанные с ним гены делятся на две группы. К первой относятся те, которые контролируют окисление этанола. Ко второй – гены, характеризующие поведение человека в разном состоянии. Вариации обеих групп приводят к тому, насколько мы зависим или защищены от заболевания.

Источник:

Известно, что люди разных национальностей по-своему переносят воздействие алкоголя. Например, жители Юго-Восточной Азии могут серьезно отравиться дозой водки, которая будет совершенно приемлемой для европейца. Специалисты считают, что гены защищают азиатов по химическим причинам – они попросту не способны справляться с большим количеством крепких напитков и быстро вырубают человека, чтобы он не допился до смерти.
Сотрудник Института общей генетики РАН, кандидат биологических наук Светлана Боринская подчеркивает, что «гены алкоголизма» не являются приговором для их обладателей и каждый из них работает со слабым эффектом. Ни один из них не является определяющим и не может подчинить своей воле поведение человека.
Будут ли реализованы все риски, зависит от носителя генов
. Огромное значение имеет среда, в которой он вырос, воспитание в детстве, возможности социальной адаптации.
«Гены алкоголизма» могут выстрелить при совокупности негативных факторов
. Если человек развивался в нормальных условиях и является полноценным членом общества, то этот набор будет всю жизнь молчать.
При этом чем больше случаев алкоголизма в семье (без разницы – по отцовской или материнской линии), тем выше риск появления заболевания. Дети из таких семей больше других предрасположены к пагубному пристрастию и к зависимости от психоактивных веществ.

Источник:

Что касается «русского» алкоголизма, то исследования показали, что на генетическом уровне мы не отличаемся от европейцев, то есть никакого особенного заболевания у нас быть не может. Разница заключается в том, что россияне пьют очень много крепких напитков, наносящих серьезный удар по здоровью.
Всемирная организация здравоохранения считает, что мужчины могут выпивать в неделю не более 14 алкогольных порций, а женщины – не более семи
. В одной порции содержится 250 мл пива крепостью до 5 градусов, или 100 мл сухого вина, или 70 мл крепленого, или 30 мл напитков крепостью 40 градусов.

Источник:

Разбирая вопрос о том, что алкоголизм и агрессия передаются по наследству, перейдем ко второму пункту. Психологи считают, что в каждом из нас на генетическом уровне заложены средства адаптации. К таковым относится агрессия. С древних времен она помогала людям выживать.
Сегодня все зависит от того, при каких обстоятельствах мы проявляем агрессию
. Например, если она включается во время защиты от хулиганов – это здоровая реакция. Если человек постоянно вспыхивает по пустяковому поводу и готов из-за любой мелочи разнести все в пух и прах, то это тревожный сигнал.
Как и в случае с алкоголизмом, ученые считают, что яростное поведение складывается из совокупности факторов. Так, на психическое здоровье влияют отношения в семье. Если ребенок с малых лет видит жестокость родителей, насилие в семье, то он может копировать его. Нередко опасные преступники отмечают, что всегда были предоставлены сами себе, не контактировали с отцом или матерью или часто видели, как они ссорились вплоть до рукоприкладства.
Ученые из Финляндии опубликовали в журнале Molecular Psychiatry статью, в которой рассказали об изучении ДНК порядка тысячи преступников
. Они выделили два гена – МАОА и CDH13. Первый известен около 20 лет. Специалисты, изучавшие голландские семьи, в которых склонность к насилию была отмечена у нескольких поколений, обнаружили, что у мужчин проявляется сниженная активность данного гена. Финны посчитали, что в данном контексте склонность к насилию увеличивается в разы.
Одно из возможных объяснений говорит, что из-за низкой активности гена у человека падает выработка серотонина, что приводит к неконтролируемому импульсивному поведению
.

Источник:

От работы CDH13 зависят связи между нейронами в мозге. Мутации этого гена вызывают у детей синдром гиперактивности с нарушением внимания. Финские специалисты придерживаются мнения, что вклад этих двух генов в насильственные преступления составляет до 10 процентов.
По мнению Светланы Боринской, на такой вариант не стоит возлагать большую ответственность за агрессию или проявление преступных наклонностей у человека
. Гены могут влиять на психику, но их проявление опять-таки зависит от условий среды.
Эксперты отмечают, что у агрессии есть три уровня: биологический, психологический и социальный. Важно понимать, как эта энергия активизируется и в какое русло каждый из нас может ее направлять. При здоровом проявлении она приносит пользу и не вредит окружающим.

Источник:

Ссылки по теме:

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:

Новости партнёров

Источник: fishki.net

Главной причиной агрессивного поведения чаще всего считают либо плохое воспитание (или вообще его отсутствие), либо расстройство психики. Но оказывается, что дело может быть и в ДНК. Да, желание ударить противного собеседника в радиоэфире может быть продиктовано именно генами. В книге «Воля и самоконтроль» Ирина Якутенко рассказывает, какие именно гены влияют на нашу способность сдерживать эмоции и контролировать себя.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Ещё одно расстройство силы воли, у которого обнаружилась солидная генетическая подоплёка, — агрессивное поведение, которое можно рассматривать как неспособность контролировать свои антисоциальные порывы. Проблемами агрессии особенно активно занимались исследователи-криминалисты, потому что такое поведение типично для преступников (впрочем, законопослушным гражданам несдержанность тоже здорово портит жизнь). И долгое время специалисты в этой области были уверены, что главная причина агрессии и в целом слабого контроля над эмоциями кроется в неправильном воспитании. Но в начале 2000-х, когда исследования ДНК стали обычным делом, выяснилось, что не всё так просто.

Внимательно изучив генетические особенности агрессивных людей, учёные обнаружили, что у них чаще, чем в среднем, встречаются несколько вариантов гена моноаминоксидазы типа А (сокращённо МАОА). Кодируемый этим геном фермент разрушает нейромедиаторы класса моноаминов, к которым относятся в том числе адреналин, норадреналин, серотонин и дофамин. Если ген работает шустро и фермента много, нейромедиаторы вовремя утилизируются и всё хорошо. Но если МАОА «подхалтуривает», то фермента не хватает и шкодливые вещества слишком долго хозяйничают в мозгу, жди беды. Впервые МАОА заподозрили в «потворстве» агрессии ещё в 1993 году: учёные исследовали большую голландскую семью, известную тем, что чуть ли не половина происходящих из неё мужчин сидели в тюрьме за драки и изнасилования или в лучшем случае были готовы за любую мелочь дать обидчику в глаз. Исследователи обнаружили, что в семье из поколения в поколение передавалась мутация в гене МАОА, которая полностью «выключала» его. Ген МАОА находится на X-хромосоме, поэтому, когда дефектная копия гена доставалась девочке, поломка фермента компенсировалась здоровой копией со второй X-хромосомы. А вот если неисправный ген оказывался в ДНК мальчика, тот вырастал опасным дебоширом: из 14 человек с мутацией пятеро были поджигателями, остальные «отличились» сексуальным насилием или попытками убийства.

Варианты, которые не полностью «выключают» ген МАОА, а всего лишь понижают его активность, встречаются намного чаще. В мозгу носителей таких версий меньше фермента, чем у обладателей «нормальных» аллелей. Исследования показали, что у мужчин со сниженной активностью МАОА в моменты эмоционального возбуждения излишне активируется миндалина (она отвечает за эмоциональную реакцию на события), а вот регуляторные участки префронтальной коры, напротив, тормозятся. Кроме того, такие мужчины обычно более импульсивны, чем те, у кого MAOA работает нормально.

В эмоционально напряжённые моменты, особенно если они провоцируют агрессию, в мужчин с недостаточной активностью MAOA как будто вселяется демон: они не могут сдержать пусть естественный, но социально неприемлемый порыв ударить или оскорбить кого-то. Сниженная активность гена повышает шансы его носителя пойти по плохой дорожке. В 2014 году исследователи, работавшие с финскими уголовниками, обнаружили, что у заключённых, которые совершили 10 и более тяжких преступлений (учёных интересовали исключительно случаи, когда человек бил своих жертв или применял другие виды насилия), низкоактивные варианты МАОА встречаются намного чаще, чем в среднем по популяции. По некоторым оценкам, эти варианты «ответственны» минимум за 5–10% всех убийств и прочих жестоких правонарушений в Финляндии.

Эффекты низкоактивного гена MAOA проявляются, если у мальчика было тяжелое детство

Результаты приведённых выше исследований не означают, что мужчины, которым не повезло с геном МАОА, обречены рано или поздно оказаться за решёткой. Преступление — сложная штука, у него есть не только биологические, но и социальные аспекты. Чтобы нарушить закон, одной склонности к агрессии недостаточно: важны и моральные установки, и среда, и воспитание, и много чего ещё. Кстати, именно ген МАОА — отличный пример того, как причудливо могут сочетаться друг с другом проявления генов и разные условия среды.

До того, как учёные «раскопали» его, по умолчанию считалось, что насилие в семье — главный фактор риска, который резко повышает шансы ребёнка стать преступником. Агрессию, попадающую в поле зрения уголовного или административного кодексов, чаще проявляют выходцы из неблагополучных семей или детских домов, и считалось, что причина не в наследственности, а в тяжёлой жизни: таких детей часто били, насиловали, всячески над ними издевались и уж точно им не объясняли, как принято вести себя в приличном обществе. Исследования показали, что это верно лишь отчасти: большинство детей, над которыми измывались родственники, вырастая, не идут убивать и насиловать. Зато выяснилось, что вероятность совершить преступления резко повышается у мальчиков из неблагополучных семей, если у них низкоактивный вариант гена МАОА.

В 2002 году в журнале Science была опубликована статья по итогам 26-летнего наблюдения за более чем пятью сотнями мужчин из Новой Зеландии: врачи и психологи следили за ними с рождения. Опасная комбинация из низкоактивного варианта МАОА и неблагополучной семьи была у 12% из них, но именно эти 12% совершили 44% всех насильственных преступлений, отмеченных в исследуемой группе за время исследования. Как полагают учёные, негативное влияние жесткого обращения каким-то образом закрепляется и усиливается из-за того, что в мозгу обладателей «ленивого» варианта МАОА неправильно «крутится» дофамин. Возможно, по этой причине агрессивные паттерны поведения эффективнее запоминаются. Так как пагубные эффекты низкоактивного варианта MAOA проявляются в разной степени в зависимости от того, в каких условиях рос ребёнок, долгое время учёные в принципе сомневались, что эта версия гена связана с повышенной агрессивностью и несдержанностью. Тем более, что в некоторых исследованиях с повышенной агрессивностью оказывался связан не «ленивый», а наоборот, высоко активный аллель, как, например, у мальчиков, усыновленных голландскими семьями, но рождённых в других странах.

Изначальные чёткие результаты, полученные на преступниках, не воспроизводились в опытах с обычными людьми. Казалось, что эту битву войны nature versus nurture (т. е. природных факторов, в первую очередь наследственности, против воспитания) выиграли сторонники гипотезы о том, что гены задают только общую канву, но в основном личность формируется уже под влиянием среды и собственных усилий. Но метаанализ результатов более двух десятков исследований подтвердил, что низкоактивный аллель гена MAOA всё же является фактором риска, который может «выстрелить» в провоцирующих условиях (то есть в неблагоприятных).

Эффект «проблемной» версии гена MAOA особенно ярко проявляется в стрессовых ситуациях

История о МАОА и агрессии будет неполной без рассказа об экспериментах с острым соусом, которые заставляют по-новому взглянуть на жажду справедливости, которой так часто козыряют борцы за что-нибудь. В этих оригинальных опытах добровольцы угадывали слова в относительно несложном тесте и за правильные ответы получали деньги. Но перед тем как участникам отдавали выигрыш, их заработок попадал к ещё одному добровольцу, который сидел в другой комнате. Этот человек мог по своему усмотрению забрать 20% или даже 80% всех денег. Отвечавший на вопросы человек никак не мог повлиять на решение напарника, но зато имел право наказать его, заставив есть острый соус, — правда, на каждую порцию нужно было потратить часть выигранных денег.

Конечно, на самом деле никакого второго участника не было, и экспериментаторы заранее решали, сколько у кого отберут денег. И решали они это не просто так, а учитывая, какой вариант гена МАОА у каждого из добровольцев. Оказалось, что это знание позволяет предсказать, насколько жестоко человек накажет напарника — даже действуя в ущерб себе. Среди участников с никзоактивным вариантом МАОА накормить обидчика, забравшего 80% их денег, максимально возможной порцией соуса (а значит, и максимально дорогой) решили 44%. В группе с нормальным вариантом гена таких было только 19%. В целом обладатели «ленивой» версии моноаминоксидазы А чаще стремились проучить обидчика и всегда выбирали более жёсткие варианты наказания, но разница был куда более существенной, когда «напарник» забирал 4/5 выигрыша. Другими словами, эффект низкоактивного гена МАОА проявляется ярче под влиянием более сильного негативного стимула.

Отсюда следует практический вывод: если вы знаете, что вам сложно удерживаться от грубости, когда вас обижают, не доводите ситуацию до критического накала.

Лучше невежливо прервать разговор и уйти, чем взорваться и натворить куда более неприятных дел

Разумеется, не всегда агрессия связана именно с неактивным вариантом гена МАОА, но такой сценарий в любом случае более безопасен. Ну и, конечно, результаты опытов с соусом очень соблазнительно укладываются в теорию о том, что у людей, которые стремятся во что бы то ни стало покарать того, кто, по их мнению, нарушил некие нормы, попросту не всё в порядке с балансом нейромедиаторов. Стоит подумать об этом в следующий раз, когда увидите в соцсетях или по телевизору призывы непременно воздать кому-нибудь по заслугам.

Источник: mel.fm

Главная Случайная страница

Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Как уже отмечалось, согласно социобиологическому объяснению, агрессия возникла потому, что способствует повышению репродуктивной успешности индивида. Важнейшим в данной аргументации положением является то, что склонность к агрессивному поведению составляет часть генетической конституции индивида. Данное положение развивается генетикой поведения, которая изучает роль генетических сходств в объяснении личностных характеристик и поведения. Иначе говоря, представители генетики поведения стремятся показать, что генетически родственные индивиды в действительности более схожи между собой с точки зрения их агрессивных склонностей, чем индивиды, которые генетически не родственны. Поскольку большинство детей воспитываются своими биологическими родителями, генетически им родственными, то влияния «природы» и «воспитания» в индивидуальном развитии обычно совпадают. Следовательно, для того чтобы отделить влияния семейного окружения и наследственности друг от друга, необходимы особые исследовательские методы.

Один из таких методов предполагает изучение приемных детей, чьи агрессивные склонности можно оценить по сравнению с их приемными и биологическими родителями. Можно считать, что сходство между детьми и их приемными родителями отражает не искаженное генетическими факторами влияние семейного окружения, тогда как сходство с биологическими родителями указывает на не искаженное влиянием среды воздействие генетических факторов. Второй метод подразумевает сравнение однояйцевых и разнояйцевых близнецов с точки зрения сходства их агрессивных склонностей. У однояйцевых близнецов генетическая конституция совпадает на 100%, тогда как у разнояйцевых генетическое сходство наблюдается лишь на 50%, Следовательно, выводы о большем сходстве в агрессивном поведении у однояйцевых близнецов могут служить подтверждением тезиса о том, что в определенной степени агрессия передается генетическим способом.

Данные, полученные при использовании близнецового метода и метода исследования приемных детей, были обобщены Майлзом и Кэрн (Miles & Carey, 1997). Ими был проведен метаанализ 22 исследований, в которых агрессивное или асоциальное поведение оценивалось самими детьми либо – если они были еще слишком маленькими – их родителями. В обзор были включены также два дополнительных исследования, в которых проводилось непосредственное наблюдение агрессивного поведения. Из полученных результатов авторы делают вывод о том, что общая генетика в значительной степени отвечает за сходства как в самооценках, так и в родительских оценках агрессивности и объясняет до 50% расхождений. Принимая во внимание возрастные различия проанализированных групп, авторы выдвигают предположение о том, что относительная значимость генетического влияния и воздействия внешней среды в формировании агрессии по мере индивидуального развития может меняться. Было обнаружено, что общие гены по сравнению с одинаковыми внешними условиями имеют большее значение в объяснении агрессии взрослых людей, в то время как для детей и подростков характерно обратное. Однако два исследования, проводившихся с использованием в качестве способа изучения агрессии наблюдения, накладывают на эти выводы существенные ограничения. В этих исследованиях влияние общей среды оказалось в основном сильнее влияния генетического родства.

Ди Лалла и Готтесман (DiLalla & Gottesman, 1991) отмечают схожие особенности наследственности асоциального поведения: было обнаружено, что генетическое родство проявляется в большей степени при использовании опросных методов, нежели чем при рассмотрении поведенческих показателей, например в совершении преступлений. В то же время на основании проведенного ими обзора исследований приемных детей эти ученые заключают, что генетические факторы все же играют определенную роль в преступности наряду с факторами внешней среды: индивиды, чьи родители – как биологические, так и приемные – были преступниками, имели наибольшую вероятность стать преступниками, на втором месте шли те, чьи биологические, но не приемные родители имели криминальное прошлое. В результате нескольких исследований было установлено, что для последней группы риск совершения преступлений значительно выше, чем для группы тех детей, чьи приемные родители имели, а биологические не имели криминального прошлого, из чего было сделано предположение о том, что гены относительно более влиятельны, чем общие внешние условия.

В конечном счете, имеющиеся данные говорят о том, что генетическую конституцию следует рассматривать в качестве потенциально существенного источника индивидуальных различий в агрессии. Точная оценка величины генетического влияния по сравнению с воздействиями внешней среды затруднена вследствие многообразных методологических трудностей, нередко упоминаемых в научной литературе (см.: Tedeschi & Felson, 1994, ch. 1). Например, в исследованиях, где анализируются генетические и внешние факторы преступности, зачастую не удается провести различия между насильственными и ненасильственными преступлениями. Данное разграничение имеет решающее значение, если ставится цель определить наследуемость именно агрессивного поведения, а не асоциального или девиантного поведения в целом. Кроме того, чтобы объяснить расхождения данных о степени генетического влияния, получаемых при использовании двух разных измерительных стратегий, требуются исследования, в которых сочетаются самоотчеты и наблюдение.

В вопросе о том, является ли агрессия неизбежным свойством человеческой натуры и индивидуального характера, исследования, доказывающие влияние генетических факторов, иногда толкуются как выражающие детерминистский, а потому пессимистический взгляд: если у индивида агрессивные гены, то он вырастает агрессивным и со склонностями к насилию. Однако такая точка зрения отрицается специалистами в области генетики поведения. Они подчеркивают, что генетическая конституция индивида («генотип») может располагать его к тому, чтобы стать агрессивным человеком («фенотип»), но решающую роль в том, будет ли имеющаяся предрасположенность усилена или же она будет нейтрализована, играют факторы внешней среды.

Психологические объяснения

Рассматривавшиеся до сих пор теоретические подходы в объяснении агрессии ссылаются на биологические процессы. Теперь мы обратимся к теоретическим разработкам, где акцент делается на задействованных в агрессивном поведении психологических механизмах. Следует, однако, отметить, что самое раннее направление в теоретических разработках данной традиции – фрейдовская психоаналитическая трактовка агрессии – также отталкивалось от биологического подхода, понимая агрессивное поведение как выражение генетически укорененного инстинкта.

Date: 2015-05-22; view: 946; Нарушение авторских прав

Источник: mydocx.ru

Здравствуйте, у меня немного не стандартный вопрос, надеюсь все же ответите мне. Со стороны моей девушки, точнее со сторона ее отца, очень непонятная семейка, почти все в свое время бросили свои семьи, причем с маленькими детьми, пересидели в тюрьмах по несколько раз. Узнав это все мне как то не по себе стало. Сама девушка очень хорошая, ее отец тоже их бросил. Ее воспитала мать, но стоит ли мне волноваться насчет такой наследственности? Очень прошу ответьте

Игорь

Есть ответ

Здравствуйте, Игорь! Учёные нашли у человека ген, отвечающий за агрессию, его находят у большинства преступников. Этот ген продуцирует дефектную моноаминооксидазу А (МАО-А). Сам по себе фермент призван гасить нервные импульсы в головном мозге. Имеющийся дефект не позволяет ферменту выполнять своё предназначение, что в конечном итоге приводит к постоянной передаче сигнала возбуждения на соседние нейроны и всплескам агрессии.

В силу места расположение гормона, он больше всего проявляется у мужчин, поэтому женщин, склонных к агрессии, значительно меньше.

Казалось бы, всё можно списывать на генетику? Однако дальнейшие исследования показали, что наследственность, конечно, занимает не последнее место в формировании характера детей, но, все же основное значение в этом вопросе отводится роли домашнего воспитания. Если в семье нормальные, здоровые отношения, взаимозабота и взаимопонимание, то и дети впитывают эти качества. Если же в семье будут проблемы, они непременно скажутся на будущем ребенка. Больше всего надо бояться не наследственности, а внутрисемейных конфликтов. Т.ч. по сути, ваше будущее и будущее ваших детей зависит от вас

Источник: okeydoc.ru

Встречают по одёжке

В 2020 году итальянский криминалист Чезаре Ломброзе, проводя вскрытие пресловутого грабителя банков, обнаружил нечто весьма удивительное. Это было небольшой углубление у основания черепа, под которым находился увеличенный фрагмент спинного мозга. Весьма редкое явление у европейцев, но наблюдаемое им у низших обезьян и «низших рас» Южной Америки. И тут его озарило в чём кроется биологическая природа преступности: «При виде черепа я осознал, что стоит за атавистическим существом, которое способно на свирепые инстинкты первобытного человечества».

Так появилась на свет теория «человека преступного», утверждающая, что некоторые люди являются преступниками от рождения. По словам Ломброзо, эти люди по капризу природы унаследовали структуру мозга своих примитивных предков и тем самым сделали эволюционный шаг назад. Они недостаточно контролируют себя, свою жестокость и преисполнены эгоизма. Они не способны к эмпатии, им чуждо чувство высшей морали. «Теоретическая этика проходит через эти больные мозги, как нефть через мрамор, не проникая в него», — писал он. Существовали внешние признаки заболевания: низкий лоб, большие челюсти и длинные руки, как у обезьян. На суде Ломброзо мог идентифицировать виновен человек или нет, взглянув на его физические особенности.

Теория прижилась. Подпитываемая новыми науками об эволюции и физической антропологии, теория «человека преступного» удобно объясняла рост уровня преступности в Европе, не упоминая социальное неравенство и экономическую разруху, которые были вызваны новыми индустриальными обществами.

В разгар всего этого кузен Чарльза Дарвина Фрэнсис Гальтон ввёл в использование термин «евгеника» — удобный путеводитель для классификации типов преступников. Он собрал сотни фотографий уголовников, сортируя их по виду преступления совершенными ими и затем попытался выявить общую внешность для грабителей банков и карманников. Затем он повторил то же самое по отношению к «главам преступного мира». Одними из признаков было наличие толстых бровей и мутных глаз.

«У тебя должен быть сертификат о евгенической доброкачественности»

Многие предположили, что новое понимание наследственности и эволюции поможет остановить преступность прежде, чем она проявит себя. Французский криминалист Морис де Флёри выступал за «легализацию уничтожения» преступников при рождении. «Должен ли человек давать жизнь этим монстрам, существам тьмы, эти личинками ужаса», — утверждал он.

Мы знаем к каким ужасам в конечном итоге привела такая классификация людей на примере нацистских лагерей смерти. В 1960-х годах учёные всё равно предпринимали попытки выявить генетическое происхождение преступности. В этот раз они проанализировали кровь шотландских заключённых из психиатрической больницы строгого режима и выдвинули идею, что преступниками становятся мужчины, обладающие XYY-хромосомами вместо положенных XY, как у здоровых представителей мужского пола. Идея долго время была на плаву, пока в 2020 году международная команда учёных окончательно не развенчала её более крупным исследованием.

Теория XYY попала в зал научного позора, который также содержит исследование семьи Джуксов, опубликованное в 2020 году, указывающее на генетическую предрасположенность в совершении преступлений в семье (позже выяснилось, что не все члены семьи или их потомки были преступниками). Помимо этого, существует знаменитое исследование XX века. Изучение семьи Калликак, в котором автор рассказывал о наследственной передаче слабоумия у одной из семей (под псевдонимом). Эта теория также была развенчана, но не раньше, чем иммиграционные власти США использовали её в течение многих лет, чтобы оправдать исключение некоторых «неугодных лиц».

Можно подумать, что после все этих позорных исследований ученые бросили попытку искать природу преступления на биологическом уровне. Не совсем. В последние годы это течение в науке получило ещё один шанс после открытия «гена воина», который делает некоторых мужчин (только мужчин) от природы жестокими. Читатель можно воскликнуть: когда же придёт конец этой лженауки?

Так и я думал, когда начал своё расследование биосоциальных исследований преступлений. Как автор книги о происхождении криминологии я был готов снова лицезреть прогулку по граблям XIX века: преждевременные выводы, расистские предположения и классификации правонарушителей как неких «других». Но я обнаружил нечто другое.

«Ген воина»

Для изучения биологического происхождения преступности сегодняшние исследователи используют одновременно три области науки: исследование популяции, сканирование мозга и генетический анализ. В 2020 году психолог Сарнофф Медник, исследовав датскую базу данных на 14 000 приёмных детей, выявил, что некоторые из них были осуждены за преступления. Также Медник обнаружил, что количество осужденных за имущественные преступления (включая взлом и проникновение на частную территорию) в два раза больше у тех субъектов, чей биологический отец был преступником, чем у субъектов с приёмным отцом преступником. Среди них большая доля была рецидивистами. Он пришёл к выводу, что детям от криминальных родителей передаётся «некий фактор», который повышает вероятность того, что они станут уголовниками. Однако он отметил, что эти наблюдения неверны по отношению к насильственными преступлениям, таким как убийство и изнасилование.

Исследования близнецов также кое-что выявили. Ученые, проанализировал записи об близнецах из Дании, обнаружили прочную взаимосвязь в преступлениях среди однояйцевых близнецов, чем среди двуяйцевых. «Это не обозначает, что врождённые преступники существуют, но наследственность всё же играет определённую роль», — отмечает психолог из Университета Вирджинии Ирвинг Готтесман, который изучали эти записи.

Близнецы Крэй — преступники, братья-близнецы, контролировавшие большую часть организованной преступной деятельности в лондонском Ист-Энде на рубеже 1950-х и 1960-х годов

Исследование близнецов вызывают огромный интерес, но большинство из них имеют главный недостаток — наблюдая за их поведением приходится исследовать задним числом факторы, которые оказали влияние на них, полагаясь на протоколы судебных заседаний и воспоминаний людей, которые часто неточны.

Вы можете получить намного лучшие результаты, если исследовать большее количество людей в перспективе длительных отрезков времени и собирая огромные объемы данных в наблюдении за их поведением и развитием. Несколько учёных, такие как Авшалома Каспи и Терри Моффит из Университета Дьюка в Северной Каролине, решились на длительные исследования. Супруги-психологи на протяжении 40 лет наблюдали за жителями Данидина (Новая Зеландия). Посещая своих подданных каждые несколько лет, они собирали огромный массив физических и психологических сведений о них, включая случаи правонарушения. В 2020 году они опубликовали открытие (одно из сотней, которые они сделали за эти годы), что, оценивая психологический самоконтроль у ребёнка в возрасте трёх лет, можно предсказать станет ли он преступником к своим 30-ти годам. Они пришли к этому выводу только после сравнения данных из более 2020 человек, чьи жизни они отслеживали от раннего детства до взрослой жизни.

Терри Моффит и Авшалома Каспи

Ещё один из способов понять биологию преступности — сканирование мозга, которое стало возможным после усовершенствования позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) в середине 90-х. В отличие от других видов сканирования структуры мозга ПЭТ работает в режиме реального времени, отображая области активности метаболизма глюкозы. Стандартное испытание выглядит следующим образом: человеку даётся задание нажимать кнопку всякий раз, когда на экране появляется определённая буква, а тем временем отслеживается какая область мозга загорится.

Ученые использовали эту технологию для сканирования активности мозга у психопатов и убийц и сравнивали их с активностью мозга «нормальных» людей. Исследование выявило поразительное открытие: префронтальная кора головного мозга, отвечающая за принятие решений, не позволяет адекватно регулировать сигналы, которые поступают от более примитивного, отвечающего за эмоции, миндалевидного тела. Предварительный вывод заключается в том, что психопаты могут понимать, что они делают что-то неправильно, но недостаток их нейронной схемы не позволяет противостоять этому.

Генетическое исследование — тема для спора. Началось всё в 2020 году, когда одна женщина, в чьей семье все мужчины были чрезвычайно агрессивны по своей природе, обратилась к клиническому генетику из Университета Неймегена в Голландии Хану Бруннеру с просьбой провести генетический тест. Бруннер согласился и провёл 15-летнее исследование семьи, в которой он изучил несколько поколений, классифицировал их поведение, а также взял образцы крови. Он обнаружил, что у всех у них имелся дефект конкретно гена. Этот ген отвечает за фермент моноаминоксидаза (MAОА), который разрушает нейротрансмиттеры, связанные с возбуждением и насторожённостью. Бруннер предположил, что отсутствие этого гена может привести к накоплению нейромедиаторов, формируя биохимическую вспыльчивость.

Другие учёные проверили эту теорию на лабораторных мышах, выращивая их без гена MAOA. Такие грызуны нападали на своих товарищей по клетке намного охотнее, чем те у кого этот ген был. В рамках своего крупного исследования Данидина, Каспи и Моффит собирали образцы слюны каждые несколько лет у более чем 400 молодых людей в возрасте от трёх до двадцати шести лет, продолжая следить за их поведением. После того, как они свели свои данные в одну таблицу, в 2020 году, то выяснили, что низкий уровень или отсутствие гена MAOA, в сочетании с жестоким обращением в детстве, повышает склонность человека к насилию. Другими словами, дети с генетической аномалией были менее способны стать нормальными взрослыми.

СМИ моментально воспользовались этим и подняли шумиху, что один ген в ответе за агрессивное поведение и нарекли его «геном воина». Одним из самых глупых примеров был выпуск «Взгляд изнутри: Ген воина» на National Geographic. В нём панк-рокер Генри Роллинз, пообщавшись с бывшими членами банд, бойцами смешанных единоборств и несколькими здоровяками в мастерской Harley, привел их в лабораторию, в которой их обследовали на наличие «гена воина». Тестирование, конечно, не обнаружило никакой закономерности.

All you need is love

Все эти упрощения позволяют называть эти исследования фиктивными и расистскими. Но это не так. Выводы намного сложнее.

В то время, как один ген не способен вызвать определённое поведение, взаимодействие тысячи из них способно влиять на состояние человека. Одно из исследований плодовых мух показало около 80 различных генов, которые влияют на агрессию. Также это исследование выявило, что не только гены способны влиять на поведение человека, но и состояние человека может влиять на них. Моффит и её постдок (в странах Западной Европы, Америки, в Австралии научное исследование, выполняемое учёным, недавно получившим докторскую степень PhD — ред.) Идан Шалев обнаружили у десятилетних детей, переживших насилие, износ ДНК, который обычно связан со старением. Всё это обозначает лишь то, что нехватка гена способна влиять на агрессивное поведение, но глупо утверждать, что это и является основной причиной.

То же самое можно сказать о структуре мозга и его функциях. Недавно учёные узнали, что подобно тому, как мозг может устанавливать вектор поведения, так и опыт способен руководить тем, как он будет проявлять себя. Двое из трёх самых известных исследователей в этой области — невролог Джеймс Фэллон из Университета Калифорнии и профессор психологии, психиатрии и криминологии из Университета Пенсильвания Адриан Рэйн — обнаружили тревожащую закономерность, когда они просканировали себя. В своей книге «Психопат внутри» (2013) Фэллон вспоминает, как он перебирал десятки результатов со сканированием мозга психопатов и обычных людей, включая его собственные. Неожиданно ему попался образец с пониженной функцией мозга в областях, связанных с самоконтролем и переживанием. Фэллон предположил, что этим несчастным индивидом является психопат. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что это его собственные результаты сканирования.

Результат у Рейна был аналогичным. Он, как и Фэллон, полагает, что воспитание играет огромную роль в том, насколько проявятся у человека «психопатические» черты. «У меня были любящие родители. У нас с моим братом и сёстрами всегда была крыша над головой. Возможно, что это и есть это секретный ингредиент: немного любви», — рассказал Реин в выпуске «Свежий воздух» на радиостанции NPR.

Несмотря на то, что вам доводилось слышать от СМИ, не каждое исследование является истиной в первой инстанции или первым шагом на скользкую дорожку евгеники. Научные исследования редко сталкиваются с открытиями, переворачивающими всё с ног на голову. Чаще всего это накопление информации, которое, в конечном итоге, может привести к новому и более точному способу понимания вещей. Исследования, которые связывают генетику, структуру мозга и преступления — всего лишь часть доказательств, которые необходимы для понимания всей сложности ситуации.

Если вы посмотрите на совокупность рецензируемых исследований за последние несколько лет, то легко придёте к выводу, что биология всё же способна играть некую роль в преступном поведении. Новая наука эпигенетика изучает взаимодействие между средой и наследственностью, в котором влияние из вне (жестокое обращение из детства) способно оказать влияние на экспрессию генов. Другими словами, столетний спор о биогенетизме и социогенетизме рано или поздно может завершиться. Гены и структура мозга полностью не руководят поведением личности, но они могут выявлять некую уязвимость. Темпераментно-импульсивный молодой человек, который живет в неблагоприятных условиях и при этом вооружен, скорее всего примет неверное решение, в отличие от такого же парня, который родом из благоприятного района.

От генов к мозгу и к асоциальному поведению

Рэйн изучает сканирование мозга на протяжении многих десятилетий, и он придумал своего рода великую единую теорию насилия. Он описывает её одной фразой: «от генов к мозгу и к асоциальному поведению». Некоторые аномалии в генах способны привести к возникновению структурных аномалий в мозге, которые и приводят к эмоциональной и когнитивной патологии, что, в свою очередь, вызывает антиобщественное поведение. В это же самое время негативный опыт в ранней жизни, включающий отсутствие материнской заботы, плохое питание и окружение бандформированиями, может подпитывать этот цикл.

«Таким образом, мы сталкиваемся с нравственным вопросом имеем ли мы право наказывать преступников так, как мы это делаем?», — пишет Рэйн.

Вот в чем сегодняшние исследования принципиально расходятся с исследованиями XIX века. Никто не предполагает существование «рожденных преступниками» и не предлагает запирать их от общества. Рэйн постулирует три столпа психопатии: гены, функции мозга и эмоциональное, физические либо сексуальное насилие в детстве. На один из этих компонентов, которые мы способны повлиять — это социальный. Рэйн и другие криминологи предлагают, чтобы суды перед вынесением приговора изучили генетические и неврологические особенности подсудимого и исключили пожизненную изоляцию для тех, у кого обнаружено предрасположенность к насилию, заменив её лечением и заботой.

Мы уже сталкивались с тем, как биологические исследования об особенностях мышления влияли на систему правосудия. Неврологи доказали, что ювенальный мозг склонен принимать плохие решения из-за того, что до конца не сформировался. В результате этого во многих юрисдикциях, включая Верховный Суд США, смертная казнь и пожизненное заключение запрещены в отношении несовершеннолетних правонарушителей.

В последние годы некоторые тюремные системы начали использовать когнитивно-поведенческую терапию вместо того, чтобы удлинять сроки заключенным. Терапия позволяет им вырваться из плена старых моделей поведения, которые ранее вызывали агрессивную реакцию; заменяет насильственные методы на ненасильственные; и практикует решение проблем и формирование навыков по преодолению трудностей. Это лечение не только привело к снижению случаев рецидива, но перепрограммировало мозг реагировать иначе на определённые стимулы. Согласно исследованию, которое провели криминологи университетов Западной Каролины и Цинциннати, биология изменила мнение о реабилитации «как о бессмысленном либеральном действе».

У приверженца теории «человек преступный» Ломброзо существовал интеллектуальный конкурент — французский криминалист Александр Лассань. Пока Ломброзо на научных встречах на примере черепов и скелетов демонстрировал физические особенности того, что преступность — врождённая черта, Лассань представлял демографические диаграммы и экономические карты, показывая соотношение нищеты и преступности. Он соглашался с тем, что некоторые люди обладают определённой предрасположенностью, но твёрдо был уверен, что социальные условия — богатая почва для увеличения криминогенной обстановки. Лассань вовсе не филантроп, он поддерживал смертную казнь (а Wiki говорит, что нет — ред.). Но он настаивал на том, что несмотря на биологию, любое обществе, которое равнодушно к обездоленным и не заинтересовано в реабилитации преступников, не способно существовать в гармонии. Его знаменитое изречение звучит следующим образом: «Каждое общество имеет тех преступников, каких оно заслуживает».

Источник:

Источник: pikabu.ru

Генетика — наука не только интересная, но ещё и удобная. Исследования ученых доказали, что очень многое в нас от нас не зависит, а досталось в наследство. Гены, ничего не поделаешь.

Доминант и рецессив

Не секрет, что наша внешность складывается из ряда признаков, которые определяются наследственностью. Можно говорить о цвете кожи, волос, глаз, росте, телосложении и так далее.

Большинство генов имеют две или более вариаций, называемых аллелями. Они могут быть доминантными и рецссивными.

Полное доминирование одной аллели наблюдается крайне редко, в том числе и по причине косвенного воздействия других генов. Также на внешний вид малыша влияет множественный аллелизм, наблюдаемый у ряда генов.
Поэтому ученые говорят только о более высокой вероятности появления у детей внешних признаков, вызванных доминантными аллелями родителей, но не более того.

Например, темный цвет волос является доминирующим над светлым. Если оба родителя имеют черные или русые волосы, то и ребенок будет темноволосый.

Исключения возможны в редких случаях, если в роду со стороны обоих родителей были, например, блондины. Если же оба родителя являются обладателями светлых волос, то вероятность, что малыш будут брюнетом, возрастает. Вьющиеся волосы с большей вероятностью передадутся по наследству, потому что они являются доминирующими. Что касается цвета глаз, то сильными являются также темные цвета: черные, карие, темно зеленые.

Такие особенности внешности, как ямочки на щеках либо подбородке доминируют. В союзе, где хотя бы у одного партнера есть ямочки, они, скорее всего, передадутся младшему поколению. Практически все ярко выделяющиеся особенности внешности являются сильными. Это может быть большой, длинный нос или горбинка на нем, оттопыренные уши, густые брови, пухлые губы.

Будет ли девочка послушной?

Станет ли дочка опрятной девочкой, обожающей куклы, или будет расти, как мальчишка, играя в «казаков-разбойников», во многом определяется материнским инстинктом, который, как выяснилось, зависит от двух генов.

Исследования, проводимые организацией Human Genom Organisation (HUGO), шокировали научное сообщество, когда представили доказательства, что инстинкт материнства передается исключительно по мужской линии. Именно поэтому ученые утверждают, что по поведенческой модели девочки с большей долей вероятности будут похожи на бабушек по отцу, чем на родных матерей.

Наследуемая агрессивность

Российским ученым в проекте Геном Человека ставилась задача определить, являются ли агрессивность, раздражительность, активность и общительность – генетически наследуемыми признаками, или формируются в процессе воспитания. Изучалось поведение детей-близнецов в возрасте от 7 до 12 месяцев и их генетическая связь с типом поведения родителей.

Выяснилось, что три первые черты темперамента имеют наследственную природу, а вот общительность на 90% формируется в общественной среде. Например, если кто-то из родителей склонен к агрессии, то с вероятностью 94% это же повторится в малыше.

Высокогорные гены

Генетикой можно объяснить не только внешние признаки, но даже и национальные особенности разных народов. Так, в геноме шерпов есть аллель гена EPAS1, который увеличивает присутствие гемоглобина в крови, что объясняет их приспособленность к жизни в высокогорных условиях. Этой адаптации нет больше ни у одного народа, но точно такой же аллель найден в геноме денисовцев — людей, не относящихся ни к неандертальцам, ни к виду Homo Sapiens. Вероятно, много тысячелетий назад денисовцы скрещивались с общими предками китайцев и шерпов. Впоследствии китайцы, живущие на равнинах, данный аллель утратили за ненадобностью, а у шерпов он сохранился.

Гены, сера и пот

Гены отвечают даже за то, как сильно человек потеет, и какая у него ушная сера. Существует две версии гена ABCC11, распространённых в человеческой популяции. У тех из нас, кто владеет хотя бы одной из двух копий доминантной версии гена, выделяется жидкая ушная сера, а у обладателей двух копий рецессивного варианта ушная сера твёрдая. Также ген ABCC11 отвечает за выработку протеинов, которые выводят пот из пор в подмышках. У людей с твёрдой ушной серой такой пот не выделяется, поэтому у них нет проблем с запахом и необходимости постоянно пользоваться дезодорантом.

Ген сна

Сон обычного человека составляет 7—8 часов в сутки, однако при наличии мутации в гене hDEC2, регулирующем цикл сон-бодрствование, необходимость во сне может сокращаться до 4 часов. Носители этой мутации за счёт дополнительного времени часто добиваются большего в жизни и карьере.

Ген речи

Ген FOXP2 играет у человека важную роль в формировании речевого аппарата. Когда это выяснилось, генетиками был проведен эксперимент по внедрению гена FOXP2 шимпанзе, в надежде, что обезьяна заговорит. Но ничего подобного не произошло – зона, отвечающая у человека за функции речи, у шимпанзе регулирует вестибулярный аппарат. Умение лазить по деревьям в ходе эволюции для обезьяны оказалось куда важнее, чем развитие навыков речевого общения.

Ген счастья

Вот уже все последнее десятилетие генетика бьется над доказательством, что для счастливой жизни нужны соответствующие гены, а точнее, так называемый ген 5-HTTLPR, который отвечает за транспортировку серотонина («гормона счастья»).

В прошлом столетии эта теория считалась бы безумной, но сегодня, когда уже открыты гены, отвечающие за облысение, долголетие или влюбленность, ничего уже не кажется невозможным.

Чтобы доказать свою гипотезу, ученые Лондонской медицинской школы и школы экономики опросили несколько тысяч человек. По итогам, волонтеры, у которых было две копии гена счастья от обоих родителей, оказались оптимистами и не склонными к какой-либо депрессии людьми. Результаты исследования были опубликованы Ян-Эммануэлем де Неве в журнале Journal of Human Genetics. При этом ученый подчеркнул, что вскоре могут быть найдены и другие «счастливые гены».

Тем не менее, если у вас, по каким-то причинам, долгое время держится плохое настроение, не стоит слишком уповать на свой организм и винить матушку-природу, в том, что она «обделила счастьем». Ученые утверждают – человеческое счастье зависит от многих фактором: «Если вам не везет, вы потеряли работу или, расстались с близкими, то это будет гораздо более сильный источник несчастья, независимо от того какое количество каких генов у вас есть», — заявил де Неве.

Гены и болезни

Гены влияют и на то, к каким болезням у человека может быть склонность. Всего на сегодняшний день описано около 2020 генетических заболеваний, и для половины из них установлен конкретный виновный ген, известно его строение, типы нарушений и мутации.

Долголетие

Ген долголетия обнаружили учёные из Медицинской школы Гарварда в Массачусетсе ещё в 2020 году. Ген долголетия — это фактически последовательность из 10 генов, которая может хранить в себе секрет долгой жизни.

При реализации проекта были изучены гены 137 100-летних людей, их братьев и сестёр в возрасте от 91 до 109 лет. У всех испытуемых нашли «хромосому 4», и учёные считают, что именно в ней содержится до 10 генов, которые влияют на здоровье и продолжительность жизни.

Эти гены, как полагают учёные, позволяют их носителям успешно бороться с раком, сердечными заболеваниями и слабоумием и ещё некоторыми заболеваниями.

Тип фигуры

Гены отвечают и за тип фигуры. Так, склонность к ожирению часто возникает у людей, имеющих дефект в гене FTO. Данный ген нарушает баланс «гормона голода» грелина, что приводит к нарушению аппетита и врождённому стремлению съедать больше, чем нужно. Понимание данного процесса даёт надежду на создание препарата, уменьшающему концентрацию грелина в организме.

Цвет глаз

Традиционно полагается, что цвет глаз определяется наследственностью. За светлые глаза отвечает мутация гена OCA2. За синий или зелёный цвет отвечает ген EYCL1 хромосомы 19; за коричневый — EYCL2; за коричневый или синий — EYCL3 хромосомы 15. Кроме того, с цветом глаз связаны гены OCA2, SLC24A4, TYR.

Еще в конце XIX века существовала гипотеза, что у предков человека были исключительно темные глаза. Ханс Эйберг, современный датский ученый из Копенгагенского университета, провел научные исследования, подтверждающие и развивающие эту идею. По результатам исследований, отвечающий за светлые оттенки глаз ген ОСА2, мутации которого отключают стандартный окрас, появился лишь в период мезолита (10000-6000 лет до н. э.). Ханс собирал доказательства с 2020 года и сделал выводы, что ОСА2 регулирует выработку меланина в организме, и любые изменения в гене снижают эту способность и нарушают его функционирование, делая глаза голубыми.

Профессор также утверждает, что все голубоглазые обитатели Земли имеют общих предков, т.к. этот ген передается по наследству. Однако разные формы одного и того же гена, аллели, всегда находятся в состоянии конкурентной борьбы, причем более темный цвет всегда «выигрывает», в результате чего у родителей с голубыми и карими глазами дети будут кареглазыми, и только у голубоглазой пары может появиться малыш с глазами холодных оттенков.

Группа крови

Группа крови будущего малыша – это самое предсказуемое из всех наследственных признаков. Все достаточно просто. Зная группу крови родителей, можно сказать какой она будет у ребенка. Так, если у обоих партнеров 1 группа крови, то у их малыша будет аналогичная. При взаимодействии 1 и 2, 2 и 2 групп крови дети могут унаследовать одну из этих двух вариантов. Абсолютно любая группа крови возможна у ребенка, чьи родители 2 и 3 групп.

Wow

Yay

Sad

Poop

Heart

Haha

Love

Angry

Voted Thanks!
Источник: tstosterone.ru

Британские ученые утверждают, что предрасположенность к жестокости и агрессии заложена в нас генетически. Однако не стоит ставить на себе крест. Природу можно победить правильным воспитанием

Все из нас в той или иной степени подвержены приступам агрессии. Зачастую любой из нас может проявить нетипичную жестокость. Однако, как правило, мы оказываемся в состоянии как-то контролировать свое поведение или хотя бы раскаиваемся потом в своем недостойном поведении.

/p>

Как показали исследования ученых, результаты которых опубликованы в сегодняшнем номере Times, именно способность раскаиваться в содеянных грехах отличает нас от людей с психическими расстройствами. Более того, медикам и генетикам удалось доказать, что в большинстве случаев асоциальное поведение и психопатия являются наследственными заболеваниями.

В принципе само по себе это открытие не ново. Исследователи уже сообщали о том, что определенная комбинация генов в генной цепочке человека может объяснять такие особенности характера. «Виновником» появления на свет жестоких людей с психическими отклонениями была признана «короткая» версия гена МАОА. Именно дети, в генной цепочке которых объявлялся этот вариант гена, повзрослев, в большинстве случаев становились неуправляемыми психами. Правда, действие МАОА можно было и преодолеть. Для корректировки поведения подобных детей достаточно было правильно подойти к их воспитанию.

Результаты же нынешнего исследования, проведенного британскими медиками, существенно расширили представления о механизме наследования агрессии и жестокости. Ими были отобраны пары однояйцевых и двуяйцевых близнецов, которые затем были разделены на две группы. Всего в исследовании было задействовано более 3 тыс. детей в возрасте 7 лет. Критерием группового отбора стали душевные качества и поведенческие особенности детей – присутствие в их поведении агрессии, нежелание признавать вину и раскаиваться за совершенные жестокие поступки.

Затем было проведено исследование генетических цепочек этих детей. Оно показало, что подавляющее большинство из тех, кто оказался в «агрессивной» группе, имели в генной цепочке «короткую» версию МАОА. Помимо этого, как правило, в их семьях находились члены, отличающиеся аналогичными негативными качествами.

Однако и в этот раз врачи пришли к выводу о том, что, несмотря на генетические данные, жестокие дети не являются потерянными для общества. Их поведение подвергается заметной коррекции посредством правильного воспитания и грамотной социализации в целом. Все это помогает если не искоренить заложенную природой повышенную жестокость полностью, то хотя бы сделать ее менее опасной для окружающих.

Источник: utro.ru